Кто первый начал
[предыдущая глава]  [оглавление]  [следующая глава]

Когда дерутся ребятишки, взрослые их разнимают. Потом начинают ругать и выяснять, кто виноват. Любимое оправдание детей: "а он первый начал!". "А Васька меня первый лягнул!"... "А Петька в меня камнем кинул!"... "А Васька в меня песком швырялся!"... "А Петька обзывался!"...

Все это было бы забавно, если бы, став взрослыми, люди не повторяли настойчиво детские оправдания. Конечно, именно такое - "ты первый начал" - можно слышать редко. Став старше, люди учатся говорить то же самое, но каждый раз другими словами. Подумайте, давно ли вы слышали что-нибудь вроде: "я с вами говорил сначала по-хорошему, а вы стали хамить" или: "я бы тебя не обвинял, но ты сам назвал меня жуликом" или: "я про твои делишки никому не рассказывал, пока ты меня не подставил"?

Что общего в этих фразах? То, что они построены по одному принципу: я сделал тебе гадость, но только потому, что ты сделал мне гадость чуть раньше. Поэтому я - хороший, а ты - плохой; я - не виноват, а ты - виноват, ведь ты "первый начал" делать гадости. Цель - оправдать собственные действия.

В общем-то этот принцип - "глаз за глаз" всем известен и имеет право на существование. Интересно рассмотреть другой вопрос: почему он иногда очень плохо работает? Почему часто не удается доказать, что ваш оппонент был первым, кто нарушил этические правила и потому вы имеете право на ответные действия? Давайте рассмотрим жизненный пример.

Разговаривают три человека: Иван Иванович, Перт Петрович и Сидор Сидорович. Иван Иванович воспитан так, что слова "склеротик" и "козел" считает оскорблением. А слово "идиот" считает вполне литературным и культурным; ведь есть даже роман классика такой: "Идиот". Петр Петрович, напротив, слово "склеротик" считает легкой насмешкой, вполне в пределах допустимого. А слова "идиот" и "козел" считает оскорблением. И, наконец, Сидор Сидорович - тот вообще человек флегматичный и ко всем трем словам относится спокойно. Составим небольшую табличку, показывающую отношение к разным словам всех трех участников разговора.

СловоИван ИвановичПетр ПетровичСидор Сидорович
Идиоттерпимо оскорблениетерпимо
Склеротик оскорблениетерпимо терпимо
Козелоскорблениеоскорблениетерпимо

Теперь приведем разговор между ними:


1. Иван Иванович: Я думаю, такой двигатель окажется слишком дорог.
2. Петр Петрович: С чего вы взяли?
3. Иван Иванович: Я видел нечто подобное.
4. Сидор Сидорович: Где видел?
5. Иван Иванович: Точно не помню...
6. Петр Петрович: Иван, ты что - склеротик? Вспоминай, давай!
7. Иван Иванович: Петр, я не обязан вспоминать...
8. Петр Петрович: Ну напрягись?
9. Иван Иванович: Ты ведешь себя как идиот. Говорю же: не помню.
10. Сидор Сидорович: Жаль...
11. Петр Петрович: От склероза помогает пиво :)
12. Иван Иванович: Ты, козел, сам склеротик, понял?
13. Сидор Сидорович: Пиво? Правда что ли?
14. Петр Петрович: Ага. Особенно хорошо оно помогает всяким козлам.
15. Иван Иванович: Прекратите мне хамить!
16. Петр Петрович: Это кто хамит? Кто про козлов заговорил? Кто меня идиотом назвал?!
17. Иван Иванович: Идиот - это не оскорбление, а вот склеротик - да. Правда ведь, Сидор Сидорович!?
18. Сидор Сидорович: Я вообще не понял, чего вы разнервничались...

В момент 5 Иван Иванович показал слабость своей позиции. Чем заслужил ответ 6. С точки зрения Петра Петровича этот ответ был легкой шуткой над аргументом "видел, но не помню, где". Часто юмор вынуждает собеседника увидеть несуразность собственной точки зрения и исправить ее. Однако, с точки зрения Петра Петровича реплика 6 - это вовсе не невинная шутка, а оскорбление. Петр Петрович обиделся. Он без труда сдержался и не показал свою обиду. Обида проявилась в том, что он стал хуже соображать. В результате, вместо того, чтобы придумать аргументы по-лучше, он заупрямился. Его ответ 7 был еще слабее, чем реплика 5.

Петр Петрович предложил напрячь память (реплика 8). Однако, тем самым он напомнил о своем оскорблении. Иван Иванович в ответе 9 произносит слово, которое уже Петр Петрович считает оскорблением. Между тем, Иван Иванович думает, что находится все еще в допустимых пределах. Петр Петрович слегка обижен, но тоже сдерживается. Однако в реплике 11 он снова упоминает болезненное для Иван Ивановича слово "склеротик". И во фразе 12 Иван Иванович взрывается, произнося слово, которое считают оскорблением оба. Петр Петрович не остается в долгу.

Чуть позднее вы видите попытку выяснить "кто виноват". При этом применяется принцип "кто первый начал". Иван Иванович уверен, что он проявил ангельское терпение: вытерпел молча оскорбление в реплике 6 и ответил только на повторное оскорбление в реплике 11. Петр Петрович в свою очередь уверен, что вытерпел оскорбление Иван Ивановича в реплике 9 и ответил только на повторное оскорбление в реплике 12. Сидор Сидорович вообще не понял, из-за чего они переругались.

Анализируя эту ссору, нетрудно заметить, что все трое были правы. Действительно, с точки зрения Петра Петровича первым хамить начал Иван Иванович. С точки зрения Ивана Ивановича первым начал хамить Петр Петрович. А с точки зрения Сидора Сидоровича их ссора вообще не стоит выеденного яйца. В чем причина подобных разногласий? В том, что у всех троих - разные мнения по поводу того, что является хамством, оскорблением, а что - нет. Посмотрите на таблицу. Тот, кто читает этот анализ, может встать на сторону одного из троих - смотря как он сам относится к этим трем словам.

Приходится признать, что все люди - разные, и у каждого свои понятия о пределе допустимого в разговоре. Недоразумения, подобные приведенному, возникают на практике постоянно. Часто ссора разгорается медленнее и поэтапно. Сначала идет спокойный разговор. Потом собесеники обмениваются легкими насмешками, шутками. При этом может оказаться, что каждый уверен: не "он первый начал" шутить. Постепенно шутки переходят во все более язвительные остроты. И опять каждый уверен, что не "он первый начал". Возникают другого рода напряженности: упрямство, обвинения, отмазки,... и в какой-то момент разражается буря.

Так что - принцип "глаз за глаз" на самом деле не работает? Работает, но не всегда. Проблемы возникают, если сопоставляются сильно субъективные вещи. Как вопрос о том, что считать хамством. Или справедливостью. Или невежеством. Или упрямством. Если же выясняется, кто первый нанес удар ножом - тут проще. Потому в уголовном суде подобных проблем гораздо меньше (там другие проблемы...).

Помимо того, что эти вопросы субъективны, дело запутывается из-за несимметричных ответов. К примеру, один очень не любит грубость. А другой очень не любит глупость. Представьте себе диалог вежливого глупца и грубого спеца... очень, кстати, распространенная ситуация.

Итак, мы рассмотрели вопрос о том, почему взаимные этические претензии зачастую не помогают выяснению виноватых. Теперь пару слов о том, почему такие претензии вредны. Обвиняя кого-то, мы подставляемся: мы объясняем, как нас проще всего вывести из себя, какое отношение мы не терпим. То есть (см. предыдущую главу) разъясняем окружающим, где находятся наши слабые места.

Некоторые никогда не обвиняют других за "наезды" на себя, однако встревают в чужие ссоры со словами: "как вы можете оскорблять такого-то". Этим вы тоже показываете, как вас проще достать. К тому же, не всякому понравится, что его защищают. Этим вы демонстрируете, что тот человек слаб и сам за себя постоять не может даже в безнаказанном виртуале.