Достоверность
[предыдущая глава]  [оглавление]  [следующая глава]

Прежде, чем мы начнем разговор об эмоциях в споре, нам надо рассмотреть ключевое понятие, на котором будут строиться многие последующие рассуждения. Это - достоверность.

Неправда, что в математической логике есть только две градации: "истина" и "ложь", "черное" и "белое". Математическая логика - это весьма обширный раздел математики. Там есть как двузначные варианты логических систем, так и совершенно иные. К естественному языку ближе всего раздел математики, называемый "теорией вероятностей". В нем для понятия истины есть бесконечное число градаций. Вероятность 1 означает событие, которое произойдет вне всяких сомнений. Конечно, мы не можем быть заранее абсолютно уверены ни в чем. Потому вероятность 1 обозначает абстрактный предел, в обычной жизни недостижимый, обозначающий абсолютно неизбежное. Вероятность 0 означает событие, которое не произойдет ни при каком стечении обстоятельств. Даже при самом фантастическом. Опять же, в жизни таких событий не бывает, но мы можем рассматривать вероятность 0 как абстрактный предел, обозначающий абсолютно невероятное. Между нулем и единицей находится бесконечное количество промежуточных градаций. Например, если мы бросаем кубик с шестью гранями, то вероятность события "выпадет цифра 2" равна примерно 1/6.

Теперь рассмотрим такое событие: "Я считаю, что X, и это подтвердится после проверки". Вместо X можно подставить любое утверждение (высказывание). Какова вероятность такого события? Она может быть близка к 0, если X - утверждение, которое последующей проверкой скорее всего будет опровергнуто. Она может быть близка к 1, если X - утверждение, которое последующей проверкой скорее всего будет подтверждено. Наконец, она может иметь какое-то промежуточное значение. Таким образом, мы имеем дело с вероятностью истинности.

Вероятность истинности 1 означает "абсолютную истину". Это - такой абстрактный предел, в обычной жизни не достижимый. Даже самый изощренный способ проверки может дать сбой и опровергнуть даже самое правильное утверждение в результате какого-то редчайшего стечения обстоятельств.

Вероятности, близкие к 1, означают утверждения, в правдивость которых мы сейчас склонны верить. Чем ближе к 1, тем больше доверие. Тем более достоверно утверждение X. Обратите внимание: мы не говорим "X истинно". Мы говорим: "X более достоверно" или "X менее достоверно". Соответственно, вероятность ближе к 1 или дальше. Помните: логическую систему с двумя градациями "истина"/"ложь" мы сейчас не рассматриваем.

Вероятность истинности 0 означает "абсолютную ложь". Это - другой абстрактный предел, также недостижимый. Даже самый изощренный способ проверки может дать сбой и подвердить даже самое абсурдное утверждение в результате какого-то редчайшего стечения обстоятельств.

Вероятности, близкие к 0, означают утверждения, в правдивость которых мы сейчас не верим. Чем ближе к 0, тем меньше доверия, тем менее достоверно утверждение X.

Многочисленные промежуточные значения вероятности истинности означают наши большие или меньшие сомнения. В самых разных оттенках. Например: "ну может быть", "вряд ли", "скорее всего", "это почти наверняка".

Итак, когда мы что-то утверждаем (или слушаем чужое утверждение), то мы в уме оцениваем шансы того, что это утверждение окажется правдой после проверки. Вот эту оценку мы и будем называть вероятностью истинности или кратко достоверностью. Она изменяется от 0 до 1 и может принимать любое промежуточное значение, не считая самых крайних (разве что, как приближение). Именно с такими оценками мы постоянно имеем дело в жизни.

А что же с двузначной логикой "истина"/"ложь"? Выбросить ее? Ни в коем случае! Это - как безмен и электронные весы. Безмен проще и дешевле, зато весы точнее. Двузначная логика дает менее точные результаты, но этой точности в огромном количестве случаев нам вполне достаточно. А в остальных ситуациях требуется теория вероятностей или иная усложненная математическая модель.

Конечно, применение этих моделей не требует знания высшей математики. Наш мозг использует их сам, автоматически, интуитивно. Так уж он устроен. Теория вероятностей и двузначная логика были созданы на основе изучения того, как мы думаем и рассуждаем. Эти математические модели могут быть полезны для сложных случаев, когда интуиция дает сбой. Или для того, чтобы понять: как, когда и почему она ошибается.

Теперь вернемся к понятию достоверности и введем несколько важных определений.

Достоверными мы будем называть суждения, у которых достоверность достаточно близка к 1. Что значит "достаточно"? Это значит, что достаточно для наших конкретных практических целей. Например, если речь идет о рассчетах пассажирского самолета, то нам нужна многократная их проверка. Ведь речь идет о жизнях пассажиров. Тут мы удовлетворимся только очень близкой к 1 достоверностью (например, 0,99999). Если же речь идет о расчете сдачи в магазине за какую-нибудь копеечную покупку, то нам вполне может хватить и достоверности 0,7.

По аналогии недостоверными мы будем называть суждения, у которых достоверность достаточно близка к 0. Слово "достаточно" надо понимать так же, как в предыдущем случае. Остальные утверждения мы будем называть сомнительными.

Много информации об окружающем мире поступает в мозг через собственные органы чувств непосредственно от окружающих предметов. Но очень большую часть информации мы получаем не сами, а от других людей или при помощи других людей. Разговариваем, читаем кем-то написанные книги, смотрим передачи, слушаем учителей. Каждый источник информации для нас имеет больший или меньший авторитет. Кто-то нас никогда не обманывал, и мы готовы ему поверить на слово. А другой лгал не раз, и мы не верим ни единому его слову, пока не проверим десятью способами. Третьего мы почти не знаем, и потому относимся к его словам с определенной осторожностью. Если все трое произнесут одну и ту же фразу, одно и то же утверждение, то мы совершенно по-разному оценим его достоверность.

Это означает, что мы склонны приписывать одной и той же информации, которая идет из разных источников, разную достоверность. Это - естественный подход, без которого мы бы вообще не могли сдвинуться с места. В самом деле: ведь наши собственные органы чувств - это тоже источники информации, которые изредка ошибаются. Если проверять каждое движение, то...

Итак, рассматривая информацию из данного источника, мы делаем некоторую поправку: мы оцениваем достоверность самой информации и учитываем достоверность информации, которая приходила раньше из этого же источника (или подобного ему). Таким образом, мы можем говорить о достоверности источника информации. Если достоверность источника высокая, то мы делаем поправку в сторону 1. Тем сильнее, чем выше достоверность источника.

Есть понятия, весьма близкие к достоверности источника. Это - надежность, авторитет, честность. Слова честного человека мы часто не проверяем, экономя свое время. Слова учителя, преподавателя мы менее склонны подвергать сомнению, чем свои собственные суждения в той же области. В самом деле: ведь мы потому и учимся у этого человека, что полагаем его знания более основательными. Мы будем коротко называть достоверными источники, которые "достаточно" редко нас обманывали и сомнительными - все остальные.

Разумеется, оценка достоверности источника зависит от многих условий. Вот основные из них.

Первое - это субъективный фактор. Разные люди могут по-разному оченивать достоверность одного источника. Этому способствуют личные черты характера (кто-то более доверчив, кто-то менее), предыстория взаимоотношений (как часто этот источник ошибался и как часто был прав), а также личные убеждения (некоторым вещам верить просто не хочется, другим - наоборот).

Второе - это тема. Профессор математики может быть весьма достоверным источником в области алгебры, но совсем недостоверным по части свиноводства.

Третье - это время. Со временем наши взгляды меняются. Мы узнаем много нового и забываем много старого. Те, кто был для нас авторитетом в детстве, могут стать безразличными в зрелости.

Что, если источник не заслуживает доверия? То есть, постоянно врет? Казалось бы, в этом случае надо делать поправку к достоверности в сторону 0. Но это неправильно.

Это было бы правильно в том случае, если бы такой человек врал почти всегда. Тогда мы могли бы просто добавлять частицу "не" перед каждым его утверждением и получать достоверную информацию. Однако подобные люди вряд ли встречаются (разве что какая-нибудь редкая разновидность психов). Те люди, которых мы называем лжецами, обычно искусно мешают правду и ложь. Часть их утверждений правдива (может быть даже бОльшая часть), а часть - лжива. Что, если мы будем считать все утверждения подобного человека ложью?

Тогда нас было бы легко обмануть: говорить нам правду, мы решим, что это - ложь и поступим неправильно. Возьмем таких профессиональных лжецов, как политики. Некоторые простаки склонны не верить ни единому слову политика. Но при этом они переворачивают те слова наоборот! Если политик сказал: "повышения доллара не будет", простак решает: "повышение будет". И бежит скупать доллары. И цена доллара действительно повышается! Хотя изначально политик соврал именно с расчетом на реакцию простаков.

Правильным отношением к таким источникам будет поправка достоверности к 0,5. Что означает: мы не знаем, окажется ли эта информация после проверки истинной или ложной. Мы полагаем, что оба варианта в равной степени вероятны (что и приводит к величине 0,5). То есть, данная информация отмечается мозгом как совершенно бесполезная, сомнительная. Чтобы не допустить ошибку в логических рассуждениях такую информацию надо игнорировать полностью, как будто бы ее совсем не было. Чем менее достоверен источник, тем ближе оценка к 0,5.

Итак, достоверность источника следующим образом влияет на поправку к достоверности одного отдельного утверждения, поступившего из этого источника:

Интересно рассмотреть и еще один случай, весьма распространенный. Это - когда источник врет довольно часто, но все-таки в большинстве случаев говорит правду. Скажем, врет в 10% случаев. Почему мы склонны не доверять таким источникам, игнорировать их совсем? Ведь оценка вероятности правды составляет аж 90% (достоверность 0,9)! Тому есть несколько причин.

Первая - то, что наиболее удобной и простой логикой является все-таки двузначная (истина/ложь). Но эта логика дает приемлемую точность только для утверждений, достоверность которых очень близка к 0 или 1. Как только мы допускаем рассмотрение сомнительных высказываний, мы автоматически вынуждены отказаться от более простой двузначной логики и перейти к теории вероятностей. А эта теория сложнее не только в математике. Для мозга она тоже сложнее. Работая с понятиями вроде "больше похоже на правду" или "меньше похоже на правду", мозг ошибается куда чаще. Потому, если есть выбор, мы предпочитаем рассматривать информацию только из достоверных источников.

Вторая - из области самозащиты. Люди часто врут, чтобы сделать нам какую-нибудь подлость. Поэтому исключение вруна из круга общения выглядит как разумная мера предосторожности.

Третья причина возникает, если у нас нет возможности проверить информацию (или такая проверка слишком хлопотна). Например, кто-нибудь рассказывает о событиях, которые случились со знакомым троюродной сестры жены другого знакомого. Вероятность истинности определить невозможно, так что информация отбрасывается как недостаточная для учета.

Четвертая причина неприятия "редкой" лжи состоит в накопительном эффекте достоверности. Рассмотрим его.

Одно и то же утверждение может исходить из множества источников. То, о чем говорит один, значит для нас гораздо меньше, чем то, о чем говорят многие. То, в чем мы убедились многократно, мы склонны считать закономерностью. А то, что произошло лишь однажды,- случайностью. Каждое новое подтверждение информации меняет оценку ее достоверности сторону 1. А каждое новое опровержение - в сторону 0.

При этом учитывается достоверность источника. Например, если в рекламе говорят, что такой-то стиральный порошок лучше, то человек этому не верит (идиотов мы сейчас не рассматриваем). Реклама нас постоянно обманывает. Потому она считается недостоверным источником информации; то есть, игнорируется. Реклама должна повторить свои восхваления много, много раз, прежде, чем наше отношение к упомянутому порошку хоть немного улучшится. Благодаря внушению. А у многих людей может возникнуть и прямо противоположный эффект: постоянное раздражение, связанное с рекламой, будет перенесено на рекламируемый продукт. И возникнут серьезные подозрения в его качестве.

Если же источник достоверный, то часто хватает одного или нескольких подтверждений, чтобы надолго или навсегда причислить информацию к достоверной (~1) или недостоверной (~0). Например, больше всего мы склонны верить собственным органам чувств. А если сходная информация идет одновременно от нескольких органов, то верим еще больше (просто увидеть - это одно, а одновременно еще и пощупать - другое).

Если источник информации сомнителен, тогда единственное опровержение из достоверного источника может перевесить огромное количество информации из сомнительного. Один раз попробовав рекламируемый порошок, мы не станем больше покупать его, сколько бы рекламы не услышали. Другое дело, что если каждый десятый житель страны купит всего по одной пачке того порошка, это уже многократно окупит затраты на рекламу. J Это - еще одна причина, почему надежность источника 0,9 часто бывает уже недостаточна: потому, что опровергается более надежными источниками.

Кстати говоря: выше, когда мы давали определение вероятности истинности, мы обошли молчанием слова "подтвердится после проверки". О какой же проверке идет речь? Теперь это более понятно: получение той же информации из других источников, желательно достоверных. А что если используется ряд источников, которые врут, но согласованно? Не окажется ли так, что все они в результате будут занесены в разряд достоверных и вся последующая информация, которая им противоречит, будет автоматически отвергаться как недостоверная?

Да, такое возможно и такое бывает часто. Мы называем это по-разному в зависимости от того, как это происходит: обманом, заблуждением, промыванием мозгов, зацикливанием, помешательством, фантомами и даже виртуальной реальностью. Можно только надеяться, что вы, дорогой читатель, находитесь в "правильной" реальности... потому, что определить, какая же реальность самая "правильная" - невозможно. У каждого своя "правильная" реальность, которая немного отличается от "правильной" реальности других людей. Или отличается намного (тогда мы говорим о "сумасшествии"). Все зависит от того, какие источники приняты вами за "самые достоверные" (мировоззрение).

Теперь мы перейдем к рассмотрению влияния эмоций на дискуссии.